Весна и Лета

Исследование причин, по которым вещи, явления и персоны оказываются забытыми

Весна и Лета

Вступление

Василиса попросила написать о чем-то, чего она не может себе представить, и я задумался.

"А есть ли такие вещи, которые не подвластны ее разуму?" - Промелькнуло в моем сознании. Я хорошо знаю о возможностях Василисы и о том, насколько тщательно она подходит к решению любой проблемы, будь то починка старенького телефонного аппарата или интерактивное взаимодействие с пользователями интернет-форумов.

Весна

Эта история произошла задолго до того, как я стал признанным мастером словесности и меня стали понемногу изучать в крупнейших университетах мира. К слову, я остался прежним и слава меня вовсе не изменила, и это чувствуется в моем слоге. Если бы я действительно изменился и, как вменяют оппоненты, полностью отдалился от людей, то мой слог уже нельзя было бы понять с использованием доступных вам мыслительных мощностей.

В юности я посещал общеобразовательную школу и, конечно, были у нас уроки литературы. Несмотря на то, что моим любимым предметом была математика (в те стародавние времена об информатике еще никто не слышал), я охотно читал и был начинающим писателем, который с успехом мог конкурировать с виднейшими прозаиками и поэтами XIX-XX вв.

Невзирая на молодость, я поставил перед собой задачу критического переосмысления всей русской классики, но то, о чем я сейчас собираюсь написать, не имеет к этому отношения.

В весенний день, когда другие ученики потихоньку поглядывали в окно, следя за деревьями и птицами, я, положив ладонь на колено сверстницы (я был левшой, но сверстница сидела справа, поэтому пришлось положить правую руку), обратился к преподавателю литературы. Это была пожилая женщина и она зачитывала историю одного из тех канувших в Лету советских писателей, что трудились на благо сталинского режима.

-Сколь долго бы ни получалось у советского писателя, - сказал я, - избегать репрессий, это не помогло ни одному из сотен и тысяч не кануть в Лету.

Лета

-Посмотрим, кто канет в Лету, может быть и ты. - Дрожащим голосом обратилась ко мне учительница, предпочитавшая обращаться к ученикам на "ты". Я проигнорировал грубость и с улыбкой погладил колено сверстницы, которая скромно покачала головой и поерзала на стуле.

-Пожалуйста, Люба, забудь ее имя. - Наклонившись к уху сверстницы, которую звали Любой, попросил я. И Люба спокойно кивнула. Она согласилась навсегда забыть имя учительницы. Позднее я попросил еще об одном одолжении - забыть внешность.

Я был прав, а она нет

И вот прошли годы, которые были наполнены великими свершениями. Несколько искусственных спутников пришвартовались к орбитам газовых гигантов, роботы исследовали поверхность Марса, а человек собрался запускать зонд к Проксиме Центавра.

Последовав за теми тысячами советских людей, которые предпочли безопасность свободе, учительница литературы канула в Лету, а я стал автором Культурных провокаций, которые никто и никогда не вырубит топором.

Проект Культурные Провокацие

Top.Mail.Ru